Настройки
Настройки шрифта
PT Sans
Times New Roman
Размер шрифта
A
A
A
Межбуквенное расстояние
Стандартное
Увеличенное
Большое
Цветовая схема
Черным
по белому
Белым
по черному
Следственный комитет
Республики Беларусь
Главная

«Одно уголовное дело». История попытки госпереворота (ОБНОВЛЕНО)

24.02.2022
Лето 2020 года стало аномальным в истории суверенной Беларуси. Попытка госпереворота: кто его готовил и за чьи деньги?

Следственный комитет в июле, августе, затем в сентябре и октябре возбуждает десятки, сотни уголовных дел — призывы к беспорядкам, участие в экстремистских формированиях, бунты, погромы, нападение на сотрудников правопорядка, преследование и травля должностных лиц.

Детали расследования — в фильме «Одно уголовное дело».

Первая часть трёхсерийного проекта, созданного совместно со Следственным комитетом Беларуси и издательским домом «Беларусь сегодня».

Вторая серия

В ней о кураторах из некоммерческих организаций и денежных потоках, которые питали протест в 2020-м.

Смотрите прямо сейчас вторую часть 3-х серийного проекта, созданного ОНТ совместно со Следственным комитетом Беларуси и издательским домом «Беларусь сегодня».

Третья серия

В ней о тех, кто получал спецсредства, кого подталкивали на теракты и кто за этим всем стоит?

О чем рассказывает новый фильм-расследование «Одно уголовное дело» издательского дома «Беларусь сегодня», телеканала ОНТ и Следственного комитета

Столь скрупулезного телепроекта еще не было. Фильм «Одно уголовное дело» по полочкам раскладывает всю подноготную мятежа, тщательно препарирует мотивы и методы организаторов беспорядков, демонстрирует масштабность работы, проделанной белорусскими правоохранительными органами. Журналисты издательского дома «Беларусь сегодня», телеканала ОНТ совместно с сотрудниками Следственного комитета показывают нам, как и почему из множества вроде бы разрозненных эпизодов и не связанных между собой историй постепенно сложилось одно многотомное уголовное дело. Дело о заговоре с целью захвата государственной власти.

Как планировались атаки на Беларусь? Куда были нацелены основные удары неудавшегося блицкрига? С каких направлений и какими силами они осуществлялись? Наконец, кто стоял за организацией этого беспрецедентного штурма? В фильме будут даны ответы на эти вопросы, названы конкретные виновники, исполнители и заказчики. Даже известные факты предстанут в новом, куда более откровенном свете.

Первая серия была посвящена технологиям, по которым наращивались мускулы грядущего мятежа, шла мобилизация сил и средств, проходила идеологическая накачка потенциальных рекрутов.

Слой эмоций
 
В фильме наглядно представлена схема всех элементов мятежа, ставшая результатом большой аналитической работы, проведенной следователями. Эта конструкция не случайно исполнена в виде пирамиды: каждый ее уровень постепенно становился все менее многочисленным, количество посвященных в идею заговора уменьшалось, и так до самого верха, где обосновались собственно организаторы всей схемы. Замысел сравним с устройством печально известных финансовых пирамид, где основную прибыль поставляет огромная масса людей, находящихся в фундаменте постройки и зачастую даже не подозревающих о своей роли. В нашем случае эта масса должна была стать «топливом революции», именно на ее эмоциях и страданиях предполагалось раскрутить маховик беспорядков.

Вот что по этому поводу говорит в фильме Руслан Борисенко, начальник отдела Следственного управления УСК по городу Минску:

— Сейчас посредством интернета любую непроверенную информацию можно донести в огромном объеме широкому кругу людей. И это было понятно тем, кто вступил в сговор с целью захвата власти. И они начали работу по захвату информационного поля в Беларуси задолго до определенных событий. Для них был определен инструмент — интернет.

Именно через глобальную сеть белорусское общество методично и последовательно накачивали негативной информацией, вызывающей недоверие к государству и его основным институтам. Начали еще с темы ковида, постепенно продвигая мысль о том, что власти не видят другой цели, кроме как угробить побольше белорусов. Продолжили прогнозами о скором крахе экономики, грядущей безработице, безденежье и безнадеге… Время от времени подбрасывались идеи о том, что у людей остается единственный путь к спасению — через насильственный развал этого «человеконенавистнического государства». Исподволь проводилась мысль, что в складывающейся ситуации нападения на представителей власти — вовсе не преступления, а чуть ли не самооборона.

А внутри экстремистских штабов о своих планах говорили без экивоков, открытым текстом. Вот, например, цитата из переписки в Viber фигурантов уголовного дела, датируемая еще 24 мая 2020 года:

«Будем отбирать крепких ребят для специальных задач и обучать кое-каким навыкам. Штабы кампании в каждом городе будут распространять информацию о наших целях и вести учет белорусов, готовых по команде прибыть в указанные места».
 
С началом президентской кампании деструктивное психологическое давление усилилось многократно. Это был следующий этап мобилизации. Эмоциональный накал в самом нижнем слое пирамиды достиг нужной температуры, чтобы в массе возмущенных граждан созрели те, кто готов к активным действиям на улицах. Из них, согласных бить милиционеров, формировался уровень повыше. Проба этих сил состоялась 14 июля 2020 года.

Уровень бойцов

По сути, в тот день прошла репетиция уличной войны. Проверка готовности людей к реальному противостоянию.

Одновременно за короткое время 14 июля в телеграм-каналы было вброшено огромное число сообщений, провоцирующих на преступления. Появились инструкции, зазвучали команды, что и как делать. Сводки запестрели криминальными эпизодами по всей стране. Только в Минске всего за одни сутки было зафиксировано более 100 преступлений и правонарушений. Четыре милиционера госпитализированы. Следственный комитет возбудил первые уголовные дела в отношении экстремистов.

В фильме подробно разбирается механизм снятия психологических барьеров, через который вольно или невольно были пропущены многие участники беспорядков. Приводятся весьма наглядные примеры того, как люди проходили различные этапы перерождения — от стороннего наблюдателя к сопереживающему участнику, далее к уличному активисту, затем к преступнику. Скажем, эти метаморфозы случились с 22-летним минчанином Антоном Лакишиком. Ехал в центр города «только посмотреть», а теперь сам не может себе объяснить, как вступил в драку с милицией. Теперь сидит срок, пытаясь найти ответ, какой бес его попутал… Такой же морок напал на Дмитрия Дубкова, известного угонщика грузовика на проспекте Пушкина.
 
Сначала человек шел «просто похлопать», через час он уже принимает участие в угоне с угрозой применения насилия в составе группы лиц, а вскоре, как заправский преступник, уже принимает меры по сокрытию следов: протирает руль и ручки дверей от отпечатков своих пальцев…
 
Теперь, объясняя произошедшую с ним стремительную трансформацию, растерянно говорит:

— Телеграм. Всё там. Никто вроде бы не шел воевать, но получалось, что там тебя прямым текстом звали на войну.

Как видим, из мирных людей под неослабевающим информационным прессингом получались вполне ретивые уличные бойцы без внутренних тормозов. Но сами по себе вчерашние диванные комментаторы погоды в толпе не делали: их требовалось грамотно направлять, показывать точки приложения разрушительных сил. И тут на сцену выступили люди, составляющие очередной уровень мятежной пирамиды. Координаторы.

Этаж координации

В ходе самых горячих событий их свидетели и участники замечали небольшие группы молодых людей, выделявшихся особой слаженностью действий. В разных городах, в разных точках, но по схожей схеме. Вот как об этом вспоминает журналист ОНТ Игорь Тур:

— Главное, что я тогда увидел, — это тактически обученные бойцы с хорошей физической формой. Быстрые, четкие, с абсолютным пониманием, что нужно делать. И это я не только об ­­ОМОНе или ­­СОБРе. Я и о тех, кто был в протестной толпе. Те, кого не очень замечали сами протестующие.

Те же самые наблюдения сделал и вышеупомянутый участник беспорядков Дмитрий Дубков:

— Суть в том, что там периодически возникали группы человек по 20. Вот они возникли, покричали, исчезли. Черные костюмы, рюкзаки, маски. Спортивные ребята… Видно, когда организованно выскакивают человек 20, выполняют действия и уходят.

Так и работали координаторы, составлявшие верхушку уличных погромов «на земле». Их задачей было запустить механизм противостояния, начиная драку с милицией. Когда толпа подхватывала, зачинщики растворялись, чтобы возникнуть уже в новой точке. Они же раздавали поручения — передвинуть забор, подать бутылку с горючкой, подержать рюкзак… Таким образом у людей создавали впечатление вовлеченности в общее дело. Меньше будут задумываться о противоправности своих действий…

Ярус информации

В первой серии фильма мы увидели, как функционировала огромная информационная армия, призванная негативно влиять на умы людей. В общую сеть были объединены новостные и развлекательные сайты, сообщества и группы в социальных сетях, чаты в мессенджерах и телеграм-каналы. Они действовали в едином ключе, было бы наивным полагать, будто столь объемный план по силам задумать и осуществить нескольким молодым администраторам деструктивных каналов. Да, два из этих каналов считались самыми крупными. Да, они руководили сетью каналов помельче. Да, читать их было модным в молодежной среде. Но даже эти факторы никак не объясняют того пропагандистского вала, который враз обрушился на Беларусь. Тут чувствуется опыт и руководство игроков покрупнее, о которых еще пойдет речь в фильме. Наивные клавиатурные воины день и ночь стучали по клавишам, раздувая «огонь революции», им было не до таких тонких вещей, как влияние на разные социальные и профессиональные группы, продумывание тематики и символики маршей, формирование маршрутов и выбор мест точечных акций… Этими вещами, а также вопросами тактики уличной войны занимались более взрослые дяди.
 
Даже члены команды одиозного Путило были ошарашены тем эффектом, который якобы оказывали на людские настроения их вбросы. В переписках между собой администраторы каналов удивлялись, насколько легко они могут управлять крупными толпами. Эти молодые люди до сих пор, видимо, искренне верят, что являлись властителями дум и повелителями масс. На деле их ребячий задор был просто использован во вред Беларуси.

В этом свете интересен поворот истории с Владимиром Чуденцовым, создателем телеграм-канала ­­НЕХТА (признан судом экстремистским. — Прим. ред.). Он, как известно, отбывает сейчас наказание за перевозку наркотиков. В фильме осужденный высказывает предположение, что к его задержанию причастны коллеги и их кураторы, заинтересованные в отстранении Чуденцова от руководства каналом. Он не был готов к той роли, которую позже с огоньком отыграл юный Путило.

Я говорил о том, что мы ни в коем случае не должны выводить людей на улицы, — рассказывает Чуденцов. — Я создавал информационный канал, а не делал майдан-машину, которая из него получилась.

Надо признать, у него есть резон думать, что устранение было неслучайным. Ведь почти сразу после того, как в вещах Чуденцова, а после и у него дома обнаружились пакеты с наркотиками, каким-то чудесным образом резко разрешилась и проблема Путило с пребыванием на польской территории: он тут же получил статус беженца. Сам канал из чисто протестного начал стремительно превращаться в экстремистский, публикующий призывы к расправам и методички по кустарному изготовлению оружия. Наконец, счастливо освободившееся место главного редактора занял Роман Протасевич — один из плеяды молодых людей, массово посещавших различные обучающие курсы за рубежом. Чуденцов обращает внимание на это обстоятельство:

Надо вспомнить, что Протасевич, как он мне рассказывал, был на стажировке, к примеру, в США. От «Радио Свобода», «Еврорадио» он куда-то ездил. Присылал мне фото из Нью-Йорка, Вашингтона. Может, кто-то его там чему-то научил, беседовал с ним.

Это предположение позже было подтверждено следователем:

Были установлены лица, которые ездили на лекции, семинары. Их проводили спикеры из тех стран, в которых уже были «цветные революции». Вырисовывались граждане, которые с периодичностью и финансированием из определенных источников обучались, приискивали средства и объединяли подобных им граждан.

Таким образом, уже в первой серии фильма «Одно уголовное дело» проступили контуры замысла, который готовился и осуществлялся более масштабно, чем это представлялось нам ранее.

Сегодня и завтра смотрим продолжение расследования. Дальше мы увидим, как финансировались те, кто толкал нас к гражданской войне.

Источник: «СБ. Беларусь сегодня»

В эфире ОНТ показали 2-ю серию фильма «Одно уголовное дело»

Из второй серии фильма зрители узнали о том, кто и как из зарубежных структур курировал белорусских экстремистов и как распределялись денежные потоки.

Пандемия как плацдарм для тренировки

То, чего так добивались организаторы августа‑2020, а именно кровь и жертвы, случилось, но гораздо позже. Поэтому и не получился так нужный им эффект, который привел бы к раскрутке спирали насилия. И даже наоборот — многие переосмыслили события, происходившие в Беларуси, после того, как погибли двое. В фильме приводится цитата из интервью с Романом Протасевичем, бывшим главным редактором экстремистского ресурса, где он признается:

— Новость шокировала всех без исключения… Для многих это был шок. И для многих медиа, пусть оппозиционных, это также был шок. Если он был последователем радикальных группировок, почему в его адрес не прозвучало ни одного слова поддержки?

По всему миру, если человек стоит с оружием в руках, когда к нему приближаются правоохранители, в любой стране по нему откроют огонь.

Думаю, отчасти действительно человек мог быть жертвой пропаганды насилия. Накручивали. Никто не думал, что такое может быть на самом деле.

Между тем в 2020‑м Протасевич и его коллеги именно этих жертв и добивались. А завязалось все еще в начале года, когда страну, как и весь мир, накрыла волна пандемии. Пока руководство республики пыталось не допустить паники, ряд телеграм‑каналов остервенело нагнетали обстановку. Но едва началась предвыборная кампания, порталы, рассказывающие о жизни и пандемии, легко превратились в «знатоков» политических. Одни и те же «новости» в разной обертке — текстом, картинкой, видео, опросами и прочим — как по щелчку пальцев подавались сотнями информационных ресурсов. Практически одновременно. Работали сразу сетью. Об этом Протасевич говорил сам еще за месяц до ­президентских выборов 2020 года, уже будучи за границей. Это же подтверждает и осужденный Владимир Чуденцов:

— Тут явно прослеживается некий единый центр, который все это дело координирует. И он появился не в августе 2020‑го, а намного раньше. К примеру, летом 2019 года мне Степан прислал сообщение из секретного чата, где были главные редакторы основных телеграм‑каналов, многих сайтов. То, что есть координационный центр между всеми этими майдан‑машинками, у меня сомнений нет.

Роман Протасевич в фильме не скрывает, что сам в те жаркие дни, будучи главредом экстремистского канала, писал, к примеру, анонсы незаконных уличных акций. Когда брать в руки власть, как по ночам символику развешивать и ежи на дорогах разбрасывать, в какой день какую акцию начинать.

Обдуманно, спланированно выводили людей на улицы, толкая на преступления.

Ножи, балаклавы, цепи, саперные лопатки, кастеты, биты, газовые баллончики, гранаты — наборам «мирных протестующих» удивлялись даже опытные оперативники и следователи.

Телеграм‑каналы рьяно бросались на поиски личных данных чиновников, силовиков, журналистов и других неугодных белорусов. А затем и членов их семей. Списки с бравадой публиковались в открытом доступе. Фактически делили людей на хороших и плохих, подчеркивая, что правоохранители — это враги. Все шло согласно общему плану — единой стратегии уничтожения Беларуси. Руками ее же народа. Дальше история известна. Полтора месяца спустя после запуска маховика адской машины Роман Протасевич покинул своих друзей и ушел из проекта. Обещал появиться в новом облике, но что‑то пошло не так. А в мае 2021‑го Рому в Минск доставил самолет RyanАir сообщением Афины — Вильнюс. Как только Протасевич был задержан, раскрученный в том числе им же маховик активно заработал уже против него. Бывший главный редактор фабрики фейков теперь фейками обрастал сам.

После ухода Протасевича главной звездой каналов стал Степа Светлов (как себя именовал Степан Путило). И вот тогда ложь стала основным контентом. Белорусские следователи детально и скрупулезно задокументировали всю деятельность ресурса «Нехта» (признан экстремистским. — Прим. ред.) от момента его зарождения до настоящего времени. Большинство фейков создавались по одной методологии. Затем раскручивались сетью телеграм‑каналов. Коллективный вымысел — и скоординированный вброс в медиаполе. Даже на самую дикую ложь активные читатели этих экстремистских платформ должны были реагировать так: ну, раз все об этом пишут, значит, это правда.

LoveHata

У организаторов мятежа был общий чат креативных лидеров — сначала он назывался LoveHata, затем псевдоагентство Infopoint. Но было много и других: как только появлялись сомнения, что чат раскрыт спецслужбами, — создавался новый. Именно такие чаты контролировали всю экстремистскую повестку. Сначала решают создать фабрику троллей, чтобы под разными именами писать одни и те же жалобы на неугодные сообщества в интернете и госканалы в надежде на их блокировку. Джон Богданович предлагает сотрудничать с экстремистами «Нехта». А вот и момент зарождения очередного фейка! Некий Кукловод и Джон Богданович сочиняют болезнь Главы государства: бинт, катетер и даже кома!

Так работает эта махина — инструмент психологической войны. И если вы хоть раз задумались: «А может, там говорят правду?», значит, вы уже поддались приемам их влияния.

Сергей Кабакович, официальный представитель Следственного комитета, поясняет:

— Для понимания: в ЕС созданы спеццентры стратегической пропаганды. Рига, Таллинн, Варшава… Таких центров десятки, они постоянно штампуют специалистов, которые затем возвращаются в свою страну для подрывной деятельности. Журналисты, политологи, активисты, блогеры — кадры информационной войны. Назовите в нашем государстве хотя бы один такой центр, который готовит специалистов по информационным атакам, готовит оппозицию против другой страны. Таких нет.

Об истинной цели управляемой сети информационных диверсантов говорят и найденные у Романа Протасевича материалы. Инструменты экономического давления, где один из шести блоков — информационный.

В суперчате руководителей телеграм‑каналов всегда было несколько человек, которые отвечали непосредственно за боевые действия в Беларуси. Одни составляли маршруты маршей, другие давали указания, как экипироваться тем, кто готов к противостоянию с милицией, третьи вбрасывали методички по сопротивлению силовикам. Вопрос: откуда такие методички у обычных ребят, которые якобы просто пишут в свой Telegram?

Например, методичка — как оказывать давление на чиновников, депутатов. Эту литературу нашли при задержании у одной из фигуранток уголовного дела.

О том, что подрывная работа идет давно, говорит и тот факт, что издано это руководство к действию еще в 2013 году.

В том числе через нее следствие пришло к выводу, что вся информационная атака на Беларусь ведется под кураторством и за деньги иностранных организаций Польши, Литвы, Чехии, США и т.д.

Иностранные следы

Карл Гешман, руководитель известного американского «Национального фонда демократии», не скрывает: в Беларуси хваленую «демократию» насаждают и финансируют аж четырьмя институтами.

— Мы финансируем напрямую организации посредством грантов, и делаем это в течение долгого времени. И особо важное направление здесь — свободные СМИ, мы поддерживаем журналистов. Мы поддерживаем людей, которые покидают страну, — говорил он в интервью.

Вице‑президент этого же фонда Барбара Хейг рапортует, что у них есть трудовая группа, действующая в Беларуси еще с 1990‑х:

Мы финансировали напрямую некоторые трудовые акции в Беларуси на протяжении 17 лет. И продолжаем работать.

Проанализировав переписки, аудио‑ и видеозаписи, тысячи документов на английском языке, следователи установили: целый ряд иностранных государственных организаций занимались финансированием беспорядков и мятежей в Беларуси. Вкладывались не в культуру, историю и экологию, а в развал страны и захват власти. И все это делают те же «Фонд Сороса», американский «Национальный фонд для демократии» и их институт, польский «Фонд солидарности», «Пражский центр гражданского общества». И конторы попроще: BYSOL‑Беларусь, BY_help. Владислав Гурский, старший следователь управления Следственного комитета Беларуси по Минску, напомнил:

— Представители By_help любят скромно называть себя гражданской инициативой. Но в ходе расследования установлены счета By_help, в штате — 20 человек, деятельность которых оплачивается. Установлен руководящий орган организации — совет By_help, куда входили обвиняемые Александров и Злобина.

Официальный представитель зарубежных кукловодов

Андрей Александров — представитель экстремистского интернет‑ресурса БелаПАН. В фильме приводится его интервью. Следствие располагает данными, что Александров получал деньги от американских фондов через Литву и Латвию. Интересно, что саму так называемую оппозицию Александров соратниками не считает еще с 2010 года:

— Я не питал иллюзий насчет белорусской оппозиции… У «лидеров» безответственное говорение, не подкрепляется никакими планами.

То есть работа Александрова была далека от политики, во всяком случае, не политика была целью. Куда важнее была «борсетка» внушительных размеров с наличкой для экстремистов. Между собой они даже именовали ее бездонной. В фильме рассказано, что главным «оператором» по перемещению «борсетки» в Беларуси стал… Алексей Леончик. Это друг Александрова и руководитель организации BY_help. Для такой «борсетки» деньги приходили от американских фондов через Литву и Польшу. В том числе через подставные фирмы двух друзей. При этом только By_help собрала 3 миллиона 62 тысячи в среднем. И эти деньги, которые якобы собирались на поддержку пострадавших от режима, затем чудесным образом испарились, а на фонды солидарности обрушилась критика разгневанных сторонников экстремистских перемен. Деньги, конечно, ушли, но не тем, о ком говорилось публично. Ведь список адресатов финансирования от фондов был определен еще до событий августа‑2020.
    
Владислав Гурский, старший следователь управления Следственного комитета Беларуси по Минску, в эфире телеканала ОНТ сообщил, что среди документов, подтверждающих финансирование БелаПАН извне, обнаружены трехсторонние договоры между литовской организацией Александрова, NED и БелаПАН, а также отчеты, подписанные главбухом о тратах указанной суммы по кварталам.

Грантодатели просили для отчета участвовать в фейковых видеоконференциях, рапортовать о достижениях. Александров регулярно «ходил клеветать на родину» (как сам это с ухмылкой называл).

Были и те, кто занимался транспортировкой денег. Владислав Гурский говорит, что установлены около 20 человек, которые перевозили деньги через границу. И это только курьеры Александрова из БелаПАН. У других контор, получавших деньги западных фондов, были свои десятки и сотни перевозчиков…

Источник: «СБ.Беларусь сегодня».

О чем рассказывает третья часть нового фильма-расследования издательского дома «Беларусь сегодня», ОНТ и Следственного комитета. Одно уголовное дело. Часть 3

Третья серия рассказывает о том, как действовал нелегальный финансовый механизм, кого подталкивали на теракты, кто за этим всем стоит.

«Делайте все, что мы скажем»

В схеме захвата государственной власти дворовые инициативы, стачкомы, всевозможные «группы поддержки» для рабочих и студентов появились не просто так. Обычных людей, доверчивых исполнителей, подталкивали к правонарушениям через все эти якобы стихийно сформированные сборища. Им внушали, что они избегут наказания, главное — делать то, что диктуют из-за рубежа. Если участникам беспорядков дадут сутки административного ареста, то им будет оплачено содержание в ­­СИЗО, им найдут и оплатят адвокатов. Если окажут сопротивление и получат травмы — предоставят медпомощь. Одним словом, уберут из их жизней все финансовые проблемы.

Так, например, в конце декабря 2020-го один из руководителей БелаПАН Андрей Александров получил 50 тысяч долларов. Вместе с Александровым — его сожительница Ирина Злобина. Через две недели они будут задержаны, а в офисе БелаПАН проведут обыск. Правоохранители найдут полторы сотни квитанций об оплате штрафов задержанным во время беспорядков, банковские карточки и более 25 тысяч в валюте.

Одни только Александров и Злобина оплатили расходы более чем 1000 мятежников в сентябре — октябре 2020 года. И это, как показывают в фильме, лишь малая часть затрат «на революцию».

В кружках по протестным интересам всегда есть те, кто хочет управлять массами. Под их чутким руководством начали разрастаться деструктивные чаты для всех слоев белорусского населения. Для каждой группы — «особые» акции: для медиков — пресловутая акция белых халатов, для рабочих — призывы останавливать производство на заводах. Подписался сеять панику и студент медуниверситета Владислав Мартинович. Его задачи были просты: создавать напряженность в белорусском обществе, в то время как его помощники отсиживались за границей.

Вадим Конюх, начальник отдела управления Следственного комитета по городу Минску, рассказал в фильме
:

Мартиновичу был предоставлен доступ администратора в телеграм-канале для ведения деструктивной деятельности. Мы проанализировали деятельность канала и сделали вывод — он действовал из-за рубежа, финансировался зарубежными компаниями. Найдены переписки, где упоминалось о предоставлении финансирования минимум на сумму 51 тысяча евро.

То есть в таких чатах были проплаченные заводилы — не всем платили, но многим.

Латентная подготовка мятежников

По ходу повествования фильма становится понятно, что в Беларуси давно создавались разные инициативы. Иностранные фонды называли их своими «ячейками». Они исподволь набирали среди населения популярность, чтобы потом использовать массы людей для августовских событий. Начинали с безобидных социальных проектов: собирали подписи по благоустройству дворов, уборке и на помощь врачам. Участники инициатив были финансистами и организаторами августовских событий 2020 года.
 
И вот накануне их эти инициативы переобулись и стали финансовой подпиткой для мятежников, частью единой преступной стратегии.

Так, под патронатом одного из «лидеров» протестного движения, руководителя объединения «Альтернатива», созданного в 2012-м, Олега Корбана, людей сначала приглашали для благовидных целей. Например, учили правильно вести себя на дебатах, обучали личной безопасности, лидерству. Все эти встречи проходили за границей: в Украине, Литве, Польше, с приглашенными экспертами из Германии, Швеции и США.

Но сами слушатели позже говорили: они не исключают, что среди экспертов были и представители иностранных спецслужб.

Сам Корбан в фильме сообщил, что он передавал деньги пострадавшим, чтобы поддерживать протестующих. Михаил Микулич, бывший участник объединения «Альтернатива», в фильме отрапортовал:

Переводы денег шли на банковские счета за границей. Затем едет кто-то за границу, снимает со счета, перевозит сюда… Я открывал на себя счета в Вильнюсе, рекомендации по открытию давались зарубежным фондом — Немецким фондом Маршалла. Наличными все перевозилось на территорию Беларуси.

Здесь важно понимать иерархию преступной схемы: над всеми организаторами маршей, над теми, кто нагнетал обстановку в интернете, подталкивая людей к дракам с правоохранителями, — некоммерческие и неправительственные организации. Они не занимались просветительской деятельностью и не преследовали благие намерения, а готовили почву для посева бунтов.

Вот еще один пример — иностранная организация «Наш дом», созданная в 2002 году. Все проходило по одному и тому же сценарию: социальные проекты, добрые дела, полезные инициативы. А в 2020-м дом, который совсем не наш, начал поддержку беспорядков. Главная в этой смуте — хорошо знакомая Ольга Карач. Организация также оплачивала штрафы, услуги адвоката, но не всем желающим. Большая часть денег уходила самим сотрудникам «Нашего дома», а неугодных или слишком назойливых добавляли в черный список.

Однако самое интересное не это. Еще 20 лет назад Карач создала сайт, куда заносились данные чиновников всей страны.
 
Терроризм как метод борьбы

Когда в 2020-м улица утихла, а денег было мало, опять взялись за дворовые инициативы. Финансы из-за границы пошли на поддержку локальных групп мятежников в различных районах и городах. Там, где раньше решали обычные житейские вопросы, сейчас рьяно обсуждали противостояние с силовиками.

В фильме продемонстрировали, что в руки следствия попал отчет на сумму около 20 тысяч евро для некой «независимой системы 15 районов Минска и регионов». Мобильные телефоны и сим-карты, гарнитуры, сканеры частот, лазерные указки, проекторы, бинокли, монокуляры и рации — все снаряжение ради того, чтобы подрывать порядок в стране. А еще предлагали съемные квартиры для хранения оборудования, укрытия тех, кто в розыске или в нем окажется. В таких апартаментах уже ждали деньги и спецтехника. Закупали их на территории сопредельных государств. Одна из точек — украинский Чернигов, где был один из нелегальных складов.

По замыслу кураторов, люди рано или поздно должны были устать от бессмысленных похождений.
 
Как бы странно ни звучало, но им нужно было потерпеть поражение в мирном протесте, чтобы перейти к следующей фазе атаки на Беларусь — насильственной.
 
Как только это настроение появлялось, человеку предлагалась роль одиночного героя революции. И здесь в игру вступал BYPOL — экстремистский проект для сбора информации и вербовки радикалов.
 
Итог

Итак, заговор оказался бесплодным. Захватить власть не удалось. Персонажи фильма — мелкие винтики провального мятежа, которые заплатили за чужие идеи своей свободой, ничего не получили взамен. Следствие работает дальше, а впереди новые факты этого большого уголовного дела.

Источник: «СБ.Беларусь сегодня».