Гомельские следователи рассказали, как остудить пыл тех, кто падок на взятки 

08.07.2021
Их кропотливый ежедневный труд не даёт спокойно спать ни случайным злоумышленникам, ни преступникам с впечатляющей уголовной репутацией. Проект «Ведомостей» продолжает рассказывать о лучших сотрудниках управления Следственного комитета Республики Беларусь по Гомельской области и громких преступлениях, совершённых в регионе. 

В масштабе планеты проблема коррупции и, в частности, взяточничества всегда считалась мировой. Её можно встретить даже в тех странах, в которых, казалось бы, коррупции быть не должно априори. Как говорится, вору дай хоть миллион, а воровать он не перестанет. Устранить коррупцию нельзя, но минимизировать риски вполне возможно. Как остудить пыл тех, кто падок на взятки, и в чём сложность расследования подобных уголовных дел? Читайте очередной выпуск проекта «Советская, 34». 

Только корысть 
 
«По опыту могу сказать, что отдельным руководителям, невзирая на солидную зарплату и занимаемую должность, всегда мало, – встречая журналиста, говорит заместитель начальника управления – начальник отдела по расследованию преступлений против интересов службы и порядка исполнения воинской обязанности следственного управления УСК по Гомельской области Сергей Шпак. – Среди коррупционных преступлений наиболее частые – это взятки. К сожалению, ими не брезгуют даже высокопоставленные управленцы. В моей практике было немало резонансных дел. Обстоятельства некоторых из них помню до сих пор.

Как-то мы выводили на чистую воду гендиректора одного из крупных предприятий. Фигурант дела от представителей разных субъектов хозяйствования получал взятки в особо крупном размере за лоббирование их интересов в части заключения договоров, их исполнения, в том числе за обеспечение оплаты поставленных товаров. Запоминающейся особенностью данного дела стало то обстоятельство, что взяточник принимал всевозможные меры для конспирации своих противоправных действий. Например, он старался лично не общаться с взяткодателями. В связи с этим в сомнительную схему также был втянут и подчинённый гендиректора – руководитель структурного подразделения предприятия, который выполнял функцию пособника, договаривался, забирал деньги из одной точки и вёз в другую. В тех редких случаях, когда руководитель предприятия напрямую контактировал с лицами, дающими взятки, он звонил им с абонентских номеров, зарегистрированных на имя посторонних лиц, а от сим-карт избавлялся сразу же после окончания разговора. Несмотря на тот факт, что как гендиректор, так и его подчинённый категорически отрицали причастность к незаконной схеме, наказания им не удалось избежать: руководитель предприятия получил 12,5 года лишения свободы, соучастник преступлений – восемь. Однако, чтобы изобличить взяточников, пришлось изрядно потрудиться». 

Сергей Шпак занят на следственной работе с 2010 года. 

Скинали на дом   

По словам Сергея Шпака, в этом году также было интересное дело по одному из республиканских предприятий. Как оказалось, его гендиректор был мелким взяточником.  – Что характерно, сами взятки в разрезе получаемой преступником зарплаты были крайне малы, – подчёркивает собеседник. – В период работы нерадивого гендиректора для нужд предприятия подрядная организация выполняла, к примеру, установку дверей. И вот ни одного поставщика мимо себя фигурант дела не пропускал: если ставят дверь, значит, нужно установить и себе на дачу. Если в офисе оформляют скинали, значит, причудливая картинка также появится и в квартире обвиняемого. В сомнительную схему главный фигурант дела втянул своих бывших подчинённых, которые когда-то трудились с ним в строительной организации. Что самое интересное, когда обвиняемый уходил с предыдущего места работы на повышение, он забрал себе из стройорганизации карточку для заправки транспорта. Что тут скажешь? И это несмотря на то, что человек занимал солидную должность гендиректора одного из крупнейших предприятий отрасли. 

Внёс залог и сбежал
   
Как отметил Сергей Шпак, долгое время расследовалось и другое уголовное дело в отношении руководителей одной из организаций, которая поставляла запчасти к автомобилям и специальной технике по всей стране.  

– А суть была вот в чём: два учредителя и руководитель организации создали продуманную схему дачи взяток должностным лицам предприятий-контрагентов со своей бухгалтерией, отчётностью, – рассказывает собеседник. – Образно говоря, если предприятие покупает какое-то количество подшипников, рассчитывается за них своевременно, то от суммы поставки контрагент имеет право рассчитывать на определённый процент. И настолько это у них было поставлено на поток, что из центральных офисов белорусской столицы осуществлялась передача денег в регионы. Эти деньги распределялись и передавались контрагентам. А в компьютерной программе вёлся учёт того, кому, когда и сколько было передано денежных средств. Примечательно, что один из фигурантов данного уголовного дела внёс за себя залог в эквиваленте 50 тысяч долларов в качестве гарантии того, что он будет являться по вызовам следователей и суда. Однако в дальнейшем злоумышленник скрылся. Его подельников осудили, а сбежавший находится в розыске. В связи с нарушением обязательств, связанных с применённой к обвиняемому мерой пресечения, внесённые в качестве залога денежные средства уже обращены в доход государства. 

Всё дело в латентности
  
Вспоминая дела коррупционной направленности, Сергей Шпак подчёркивает: нередко должностные лица берут взятки в процессе осуществления строительства объектов для нужд руководимых ими предприятий и организаций. Встречаются случаи, когда наряду с этим злоумышленники завышают объёмы работ, за счёт этого происходит хищение бюджетных средств, которые затем распределяются между соучастниками. 

– В чём сложность расследования таких уголовных дел? – задаю вопрос. 

– Взяточничество – это латентное, скрытое преступление, – делится опытом собеседник. – Обе стороны – и тот, кто брал взятку, и тот, кто её давал, – заинтересованы в том, чтобы об этом никто не узнал, поскольку и дача, и получение взятки уголовно наказуемы. Другими словами, обе стороны противодействуют раскрытию и расследованию преступления, в этом и заключается основная сложность. Кроме того, по опыту могу сказать, что лица, подозреваемые в получении взятки, как правило, занимают высокую должность и с помощью своих связей пытаются минимизировать уголовную ответственность, склоняют свидетелей к изменению показаний и прочее.  

С целью противодействия латентности данного вида преступлений в белорусском законодательстве закреплена норма, которая позволяет лицу, давшему взятку, не быть подвергнутому уголовному наказанию, делает акцент Сергей Шпак. Но для этого должно быть выполнено два условия: добровольное заявление давшего взятку о том, что он совершил данное деяние, а также активное способствование раскрытию преступления с его стороны. Как показывает практика, эта норма отлично работает, заверяет собеседник. В отдельных случаях сумма взятки меньше, чем зарплата того, кто её берёт. 

Коррупция – это понятие, которое не сводится только к взяточничеству. Оно охватывает любые злоупотребления должностными полномочиями, их превышение, преступное бездействие, совершенные как из корыстной, так и иной личной заинтересованности. В Уголовном кодексе в настоящий момент закреплено 10 составов коррупционных преступлений. 

10 раз по 99  

Говоря о коррупции, Сергей Шпак останавливается на любопытном факте: в отличие от многих других стран, в Беларуси нет минимального порогового значения, чтобы признавать факт получения имущественных выгод взяткой. 

– То есть в некоторых государствах есть определённый лимит, скажем, 100 долларов. Другими словами, сумма ниже этой не будет считаться взяткой. У нас такого нет. Полагаю, это правильно, поскольку с нашими менталитетом и изобретательностью будут давать десять раз по 98–99 долларов, – выражает уверенность собеседник. 

По его словам, в практике следователей встречались и такие субъекты хозяйствования, в которых даже был отдельный человек, скажем, менеджер по продажам, «заточенный» на дачу взяток. 

– Мы расследовали такие дела, где фигурировали лица, в рабочие обязанности которых входило только одно – развоз взяток. Например, в понедельник с утра такому работнику выдавался пакет денег и служебный автомобиль – коррупционные масштабы поражали. 

– И всё-таки что поможет остудить пыл коррупционеров? – интересуюсь напоследок. 

– Думаю, исключительно ужесточение мер ответственности не исправит ситуацию, – делится мнением Сергей Шпак. – В первую очередь нужно менять менталитет человека – укоренять в умах нетерпимость к данному явлению, а для этого потребуются время и комплексная работа, которая обязательно принесёт результат. 

Фиктивное благо   

В беседу с журналистом вступает и старший следователь отдела по расследованию преступлений против интересов службы и порядка исполнения воинской обязанности следственного управления УСК по Гомельской области Геннадий Колоцей. Он вспоминает, что расследовал любопытное дело. В нём фигурировало учебное заведение дополнительного образования взрослых, расположенное в одном из райцентров региона. 

Уголовные дела коррупционной направленности Геннадий Колоцей расследует с 2018 года. 

– Учреждение должно было осуществлять обучение трактористов и тружеников других профессий для хозяйств Гомельщины. Однако было установлено, что за десять лет своего существования учебное заведение функционировало номинально. При этом следователи выявили огромный расход казённого топлива, которое продавалось направо и налево третьим лицам. Вот и получается, что учреждение создано с благой целью, а по факту всё было совсем иначе. Никто толком и не учился в данном заведении, и всё это длилось годами, – рассказывает собеседник. – Также запомнилось и другое дело в отношении главного бухгалтера одного из предприятий, которая брала взятки за благоприятное решение вопросов, входящих в её компетенцию. Обвиняемая получала «мзду» от многочисленных индивидуальных предпринимателей за то, чтобы необходимый расчёт производился быстрее. Один из таких предпринимателей до сих пор находится в бегах, скрываясь от уголовного преследования за дачу взятки.  

По мнению Геннадия Колоцея, сложность в расследовании уголовных дел коррупционной направленности заключается в том, что необходимо изучить, проанализировать и сопоставить огромное количество документации в кратчайший срок. Также следователю приходится вникать в абсолютно разные сферы жизнедеятельности и быть подкованным в широком спектре вопросов. Каждая следственная ситуация – уникальна.

Карина Тимофеева, «В»